Описание изображения

MOSCOW , SINCE  2000


WE FIND THE BEST PATHWAYS 

TO SATISFY OUR CUSTOMERS

+74991363777

+79031363777

+79037444042

bon@bontranslate.com


Публикации

Финам.Инфо, Авторская колонка

26.07.2011

 

http://finam.info/need/news254D100001/default.asp

Автор: Наталия  Баграмянц, соучредитель и Управляющий директор агентства переводов Cornerstone Translations, член Союза писателей-переводчиков России 

“Новый” папа – идиллия и реальность
Может ли "новый" папа стать по-настоящему родным ребенку от первого брака жены? Есть ли у мужчин тот самый "отцовский инстинкт" независимо от того, является ребенок ему биологически родным или нет?
У большинства из нас, 35-40-летних, нынешний брак уже не первый. И, к счастью, есть уже дети от предыдущих браков. У женщины, как правило, нет проблем с принятием ребенка от предыдущего брака мужа. Есть два варианта отношений "новая жена - ребенок мужа". Первый: чаще всего, этот ребенок не живет в новой семье, общение отца с таким ребенком регулярно, но ограничено, бывшие жены обычно не мешают жить новой семье. А если и мешают, то это связано с позицией мужчины, который живет на два дома. Но это отдельная тема для другой статьи. Материнский инстинкт в такой ситуации у женщины и не просыпается к этому ребенку. Да, замечательный малыш, подросток, самостоятельный и воспитанный "сын моего мужа" (замените на "дочь", не суть). Или наоборот: сложный, неконтролируемый, "весь в мать", "отпрыск моего мужа". Второй вариант: по какой-то причине ребенок от первого брака мужа живет в новой семье. Благодаря материнскому инстинкту у женщины чаще всего нет проблем принять этого ребенка как своего и даже оказывать ему немного больше внимания, чем своим детям, потому что мы понимаем, что этот ребенок лишен общения с родной матерью и мы по-честному стараемся ему заменить мать. Да, часто мы сталкиваемся со сложностями в воспитании этого ребенка, но мы стараемся преодолеть себя в силу данных нам природой инстинктов, в том числе и любовь у нас очень развита к любым детям – своим или чужим, неважно.
А что мужчины? Среди моих знакомых очень много таких семей, где "новый" папа воспитывает ребенка жены от первого брака. И я наблюдаю далеко не идеальные ситуации. Возраст ребенка, когда "новый" папа приходит в семью, в принципе для "нового" папы роли не играет. Если ребенок еще очень маленький и не помнит своего родного отца, то все идет гладко сразу. Если ребенку уже три-четыре года и он знает своего родного отца, сначала могут быть проблемы, но они легко устраняются благодаря появлению любящего "нового" папы. Ребенок счастлив, в любом случае, потому что два папы – это отлично, при условии, конечно, что дают общаться с родным отцом. Но в нашей стране такая ситуация – большая редкость. Скорее, с появлением "нового" папы старательные и активные родственники не дадут общаться и, аккуратно воздействуя на ребенка, вычеркнут родного отца из его жизни. Но ребенок еще маленький, а в этом возрасте благодаря заботе "нового" папы, родственников, он быстро забудет родного отца.
Что делает "новый папа", появившись в любой из таких семей? Поначалу мужчина активно играет роль отца, проходит нелегкую процедуру усыновления обычно по настоянию супруги (чтобы мы все носили одну фамилию и у нас была "полноценная" семья), становится "законным" отцом. Все вроде бы хорошо – и ребенок счастлив, есть папа-мама, и мужчина тешит свое самодовольство самим фактом жертвенности в пользу чужого ребенка. Не забываем о финансовой стороне: став "законным" отцом, мужчина соглашается, что чужой ребенок становится его законным наследником. И я задаю себе и таким мужчинам вопрос, для кого вы все это делаете? Для чужого ребенка? Сомневаюсь, потому что жизнь показывает другое – мужчины идут на этот жертвенный шаг исключительно ради того, чтобы сказать действием новой любимой жене: "какой я молодец!" и "смотри, как я тебя люблю!". Да бог с ними, с причинами, главное, что ребенку же лучше, казалось бы. Но не тут-то было.
Эта идиллия продолжается ровно до тех пор, пока в "новой" семье не рождается собственный ребенок. Вот тут-то и кроются все "подводные камни". Нет у мужчин "отцовского" инстинкта к чужому ребенку, есть только к своему! Ну не дает ему психоэмоциональное устройство организма относиться одинаково к чужому и к своему ребенку. "Мой сын!", "Моя дочь!" - это продолжение рода, это эмоциональная привязка на всю жизнь, это гордость, это гены и так далее, а не бумажка об усыновлении ради любимой жены. Большинство мужей пытаются тщательно спрятать свои истинные чувства, прикрываясь хорошо испытанным и на детях, и на взрослых методе – "младшему ребенку больше внимания". И надо отдать должное мужчинам – им это удается.
Но первый, "усыновленный" ребенок подрастает, начинает обращать внимание на количество упоминаний его имени в разговорах отца с его родственниками, на отношение этих родственников к нему ("жалостливое", "с интересом", "есть ли что-то подозрительное в генах"). Даже если семья тщательно сохраняет тайну усыновления, ребенок все равно чувствует: "что-то не так", он тянется к "отцу" – хочет ласки и доказательств того, что его любят больше, чем младшего. Задает вопросы – "а кого ты больше любишь, меня или Машу?". Детская ревность? Может быть, но ревность же не возникает на пустом месте?!
Дальше еще интереснее: ребенок вырастает с вопросами в голове, молчит о своих проблемах, потому что вроде бы все хорошо и не на что конкретно пожаловаться, да и сформулировать сложно. И в возрасте 10-12 лет начинает самостоятельно искать ответы на вопросы. И всегда находит! Снова в подслушанных разговорах родственников и друзей семьи, в каких-то плохо спрятанных документах - читать уже умеет и понимает гораздо больше, чем мы думаем, и главное знает, что ищет. Хорошо, если ребенок задаст вопрос родителям, а если нет? А если задаст (маме, скорее всего), а мама вместо того, чтобы рассказать правду, уйдет от прямого ответа?
Но это еще не проблемы, самое неприятное начнется еще лет через восемь-десять, когда ребенок вырастет, станет взрослым и самостоятельным, привыкнет к тому, что есть "тайна" в семье, не будет задавать больше вопросов, то есть как бы проблема ушла. "Новый" папа уже вроде бы свой. У взрослого ребенка все нормально, но не у "нового" папы. У мужчин порог эмоциональной стабильности заканчивается на отметке 50 лет, и он начинает все чаще проявлять истинные эмоции, скрывать которые он уже не в состоянии, и он щедро и искренне отдает всю любовь родному ребенку, уже не "играя роль" родного отца для "чужого" ребенка. "Играть роль" всю жизнь - задача не по силам даже профессиональным актерам. И мужчина во второй раз серьезно предает "чужого" ребенка – ему не так интересны его проблемы, его волнует только родной ребенок.
Честно скажу, я знаю другие примеры, но это счастливые исключения из правила. И в этих счастливых семьях все равно есть свои "правила" – либо родной ребенок "не удался", либо родной ребенок вообще не родился.
Так способен ли мужчина принять и полюбить чужого ребенка как своего? Мне кажется, умом да, а эмоционально – никогда, как ни печально. Мужчины не способны достичь того высокого уровня психоэмоционального развития, где главный приоритет не "продолжение рода" и "генофонд", а отношения между отцом и его детьми, неважно родными или чужими.
И если мы думаем о ребенке в такой семье, не лучше ли брать пример с американских и европейских семей, где "тайна усыновления" не практикуется? Не лучше ли сохранить отношения ребенка с родным отцом (при условии вменяемости родного отца, конечно же)? Или если родной отец погиб, не лучше ли поддерживать память о нем в ребенке на всю жизнь? Уверена, что "новый" папа не пострадает никак, даже приобретет спокойствие, не испытывая постоянной необходимости "играть роль". А ребенок его тоже будет любить – дети очень благодарны за любое проявление искренности. Зато "чужой" ребенок в семье вырастет без двойного эмоционального предательства со стороны "нового" папы.

Bookmark and Share